ОКТЯБРЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ

Ноя 13 • Трибуна читателя • 110 Просмотров • Комментариев к записи ОКТЯБРЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ нет

28 октября 1917 г. в Нижнем Новгороде произошел вооруженный захват власти. Боевики красной гвардии заняли кремль, телефон, телеграф, банк. Местные большевики, в отличие от Петрограда и Москвы, не прикрывались Советами, а соверщили переворот от имени губкома РСДРП(б).

Захват губернского центра стал решающим в борьбе большевиков за власть в Нижегородской губернии. После него завоевание уездов, более консервативных и строптивых в социально-политическом смысле, становилось вопросом времени. Для этого требовалось только создать мощный аппарат насилия, и сопротивление коммунистическому эксперименту, во имя которого и совершалась ленинская революция, теряло малейшие шансы на успех.

Основанный в 1221 г. великим князем Владимирским Юрием Всеволодовичем, Нижний Новгород имел долгую и славную историю. На протяжении веков он нес ратную службу на восточных рубежах Русского государства, прикрывая его от «дикого поля», спасал Москву и Русь в период Смуты XVII века, в едином порыве поднимался на защиту Родины в годы Отечественной, Крымской, Русско-турецкой, Великой (1914 г.) войн.

Со временем, благодаря выгодному географическому положению, город у слияния Оки и Волги превратился в важный торгово-промышленный центр. С 1817 г. в нем ежегодно шумела крупнейшая в империи ярмарка. В 1849 г. возник Сормовский завод – один из флагманов отечественной индустрии. Крупные металлургические заводы имелись в Выксе и Кулебаках Ардатовского уезда. Нижний Новгород был столицей волжского судоходства, а благодаря открытию в 1862 г. Московско-Нижегородской железной дороги стал и важнейшим железнодорожным узлом. По переписи 1897 г. в губернии насчитывалось 1 584 774 жителя, из них примерно 30 000 составляли фабрично-заводские рабочие. Значительную по численности прослойку городов и сел губернии составлял торгово-промышленный класс. К 1917 г. система народного образования в Нижнем Новгороде включала в себя две мужские и женскую гимназии, реальное училище, дворянский (с 1862 г. – всесословный) и учительский институты, кадетский корпус, множество городских начальных училищ, в 1916 г. открылся университет. В Арзамасе (второй по величине город) были реальное училище и женская прогимназия, в Павлове (центр металлической промышленности) – гимназия. Властную вертикаль представлял губернатор, местное самоуправление – городские Дума и управа. После Манифеста 1905 г. в Нижнем легально действовали политические партии, кроме призывавших к свержению государственного строя и практиковавших террор (социал-демократы, эсеры, анархисты). Газеты разного направления пользовались широкой свободой печати.

В годы Великой (Второй Отечественной) войны в Нижний Новгород из западных губерний эвакуировали целый ряд промышленных предприятий, только из Риги прибыло 7 заводов, в том числе крупные «Фельзер» и «Новая Этна». На Мызе заново построили телефонный завод «Сименс и Гальске» с казенной долей уставного капитала, на Шуваловской даче – снарядный завод Биржевого общества, в Растяпине – завод взрывчатых веществ. На Сормовском заводе количество занятых удвоилось (с 10 163 до 20 355 чел.). В целом благодаря эвакуации и крупным военным заказам численность персонала заводов и фабрик губернии возросла с 30 тыс. до 70 тыс. чел. К концу 1916 г. из прифронтовой полосы в губернию прибыло свыше 62 тыс. беженцев, из них более 55 тыс. приютил Нижний Новгород. Увеличился военный гарнизон, состоявший из запасных частей и дружин Государственного ополчения. В 37 лазаретах Нижнего содержалось 25 тыс. раненых солдат. В итоге население губернского центра выросло более чем на треть [1]. В дальнейшем именно десятки тысяч переселенцев станут основным горючим материалом вспыхнувшей революции.

После того, как в феврале 1917 г. в Петрограде произошел антимонархический переворот, власть перешла к новому правительству, сформированному 1 (14) марта по соглашению между Временным комитетом Государственной думы и Петроградским совдепом. Первый его состав сложился из кадетов и октябристов, но власть либералов была непрочной, так как находилась под сильным давлением Совдепов, где доминировали представители леворадикальных сил (эсеры, социал-демократы (меньшевики и большевики), Бунд, анархисты).

Ситуация в Нижнем Новгороде была схожа со столичной. В созданном в первые дни переворота взамен царской администрации городском (с 21 марта – губернском) исполнительном комитете доминировала Партия народной свободы (конституционные демократы). Губернским комиссаром Временного правительства стал кадет П. Демидов, его помощником – председатель губкома партии Г. Килевейн, уездными комиссарами – А. Остафьев (Нижегородский уезд), Г. Панютин (Арзамасский), В. Левашов (Макарьевский), М. Лебле (Сергачский), П. Жилинский (Ардатовский), А. Снежинский (Семеновский). На левом фланге новой конфигурации власти, исключившей монархистов-государственников, возникли Советы рабочих, солдатских, крестьянских депутатов.

Большевики активно участвовали в событиях Февраля. В отличие от авторов нынешних спекуляций, задним числом утверждающих, что свержение царизма произошло почти без участия партии Ленина, советские историки настаивали на ее руководящей роли в февральских событиях, утверждая, что  «рабочие и солдаты совершали революционный переворот под руководством большевиков», и они же организовали первый Совдеп. Благодаря разгрому тюрем эта откровенно экстремистская партия смогла еще более укрепить свой кадровый состав. В своих действиях большевики следовали указаниям партийных центров Петрограда и Москвы.

Лавируя, Ленин на ходу менял лозунги. На апрельской партконференции (24-29.04.1917) были приняты резолюции о мирном завоевании власти Советами, хотя это был лишь тактический маневр, и на деле лидер РСДРП(б) никогда не отказывался от плана вооруженного путча. Примечательно, что в решениях той же конференции значилось «вооружение пролетариата». Уже в марте 1917 г. нижегородские большевики выступили инициаторами создания рабочей милиции, призванной подменить легитимные органы правопорядка. Под давлением левых партий администрация заводов и фабрик была вынуждена оплачивать содержание этих формирований за свой счет. Одновременно производился набор в боевые дружины по образцу 1905 г. В авангарде того и другого шло Канавино, где концентрировалось большинство эвакуированных предприятий с массой рабочих-латышей.

Для склонения рабочих на свою сторону левые партии использовали крайний популизм. По их требованию  на заводах вводился восьмичасовой рабочий день, под угрозами забастовок звучали непомерные требования о повышении заработной платы, изгнания неугодных начальников и специалистов, введения рабочего контроля. Не будем забывать, что страна все еще находилась в состоянии тяжелейшей войны, и подобные требования грозили параличом производства.  Большевики шли гораздо дальше, стремясь придать брожению на заводах политический характер. Их лозунгами стали «Долой войну!» и «Долой Временное правительство!»

Тем не менее, население губернии, а в значительной части и рабочая масса, стояли на более умеренных позициях. Даже в Совдепах, представляющих лишь часть населения, большинство получили социалистические партии. Штабом революционных партий и Совета рабочих и солдатских депутатов, который контролировался эсерами и меньшевиками, стал Дворец нижегородского губернатора, переименованный в Дворец Свободы. Организации РСДРП были объединенными (большевики и меньшевики), в городе, Сормове, Арзамасе, Кулебаках, Лыскове меньшевики имели перевес или сильное влияние. В листовке, выпущенной Сормовским комитетом в конце марта, звучал призыв к продолжению войны с Германией до победы. Зато на заводах с преобладанием латышей («Фельзер», «Новая Этна») большевики имели безоговорочную поддержку. В отсутствие популярности у коренного населения они делали ставку на сплоченность и вооруженную силу. Ведущей парторганизацией стала Канавинская. Уже в апреле она почти сравнялась с Сормовской, увеличив свою численность до 600 чел. Канавинский районный комитет возглавили С.А. Левит (председатель) и Я.З. Воробьев (секретарь). В составе комитета появилась латышская секция. Тогда же Воробьев был командирован в Москву для установления связи с областным бюро РСДРП. Именно он развернул в марте-апреле активную деятельность по формированию «рабочей милиции» и боевых дружин – будущей красной гвардии.

Об этом человеке, ставшем душой и волей переворота, стоит рассказать подробнее. Яков Воробьев родился в Киевской губернии, входившей в черту еврейской оседлости. В возрасте 17 лет вступил в анархистский кружок и участвовал в экспроприациях. В 1904-1905 гг. был начальником боевого отряда «Бунда» в Белой Церкви. После ареста и восьмимесячной отсидки в тюрьме возглавил террористическую группу анархистов-коммунистов. В нижегородском архиве имеется справка  Киевского ГЖУ, датированная 11 января 1917 года. В ней сообщается, что Аврам-Яков Зусев Воробьев, мещанин г. Василькова, был обыскан и арестован в местечке Белая Церковь по подозрению в политической неблагонадежности. По сообщению пристава 1-го стана Васильковского уезда от 19 июля 1905 г. за № 309 Аврам-Яков Воробьев принадлежал к существовавшей в местечке Белая Церковь преступной организации «Бунд» и участвовал в беспорядках, происходивших 13 июля 1905 г. в том местечке среди кондитерских рабочих, арестован и привлечен к дознанию не был. По отдельному требованию начальника Одесского отделения Жандармского полицейского управления  железных дорог от 21 июля 1907 г. за № 383 Воробьев в порядке охраны был обыскан. Из донесения Васильковского уездного исправника от 5 августа 1907 г. видно, что постановлением того же исправника Воробьев был заключен под стражу в Васильковскую тюрьму ввиду принадлежности его к преступному  обществу и участия в совершении вооруженного нападения на артельщика Тростянского сахарного завода в железнодорожном поезде близ станции Боярки. По рассмотрении Особым совещанием согласно статьи 34 Положения о государственной охране Аврум-Янкель Воробьев как изобличенный в принадлежности к революционной организации, постановлением г. Министра внутренних дел выслан в Архангельскую губернию под гласный надзор полиции на 2 года. Кроме того, Янкель Зусев Воробьев, по негласным сведениям, упоминается в числе других лиц, готовившихся в г. Василькове к разбойному нападению на богатого еврея Местечкина. В 1912 г. Воробьев привлекался при Киевском ГЖУ к переписке в порядке охраны в качестве заподозренного. В 1915 году Воробьева-Каца призвали на военную службу в запасной полк в Саратове, откуда он вскоре дезертировал. Прибыв в Н. Новгород,  поселился в Канавине, где вел подрывную работу под вывеской «Общества разумных развлечений». Арестован 27.12.1916, при обыске у него нашли фальшивый паспорт на имя Герша Мордковича Каца, бланки и печать воинского присутствия (ЦАНО. Ф. 918. Оп. 8. Д. 576) .

Соломон Левит представлял Нижний Новгород на VII всероссийской (апрельской) конференции большевиков. После нее большевики взяли курс на размежевание с меньшевиками, стоявшими на позиции обороны Отечества. По инициативе Московского областного бюро партии в Нижнем Новгороде был избран большевистский центр – окружной комитет РСДРП(б) и его президиум в составе А. Писарева, Я. Воробьева и В. Флаксермана, состоялось решение об издании большевистской газеты «Интернационал». Одним из первых инициатив окружкома была ликвидация объединенных парторганизаций. После раскола партия большевиков в губернии насчитывала 1300 членов, из которых 650 принадлежали Канавинской организации и 450 – Сормовской.

«Гвоздем» агитации большевиков летом 1917 г. становятся призывы к немедленному прекращению войны. Характерно, что их уличные акции совпадали по времени с активизацией боевых действий. В мае-июне большевики вели энергичную кампанию против военного займа, за который ратовала городская Дума. В частности, резолюции против подписки на «Заем Свободы» были приняты на заводах «Новая Этна», Доброва и Набгольц. Крупные антивоенные демонстрации прошла 18 июня (1 июля) 1917 г., в день крупного наступления Русской Армии на австро-германском фронте. По указанию ЦК РСДРП(б) на Благовещенской площади Нижнего Новгорода местные большевики провели митинг, в Сормове распространялись антиправительственные листовки, демонстрации прошли в Богородском и Кулебаках.

На Сормовском заводе 20 июня началась забастовка с требованием повышения зарплаты, которая продолжалась 18 дней, причем, стачечный комитет направил военному министру телеграмму с отказом в отгрузке фронту трехдюймовых пушек. Для противодействия призыва в армию на заводе был создан «Союз новобранцев», который устраивал антивоенные митинги. Революционная агитация беспрепятственно велась в воинских частях Нижегородского гарнизона, насчитывавшего свыше 10 тыс. чел. В запасных полках и ополченских дружинах ежедневно бывали большевистские агитаторы, наводняя казармы своими газетами, листовками и брошюрами.

В этих условиях Ленин предпринял первую попытку вооруженного захвата власти. Главные события развернулись 3-6 июля 1917 г. в Кронштадте и Петрограде, но путч провалился благодаря энергичным действиям военных властей, поддержанных ВЦИК Советов 1-го созыва.

События в Нижнем Новгороде проходили по схожему сценарию. Если в Петрограде в авангарде путча выступил большевизированный 1-й пулеметный полк, то в Нижнем ту же роль отвели 62-му запасному пехотному полку. Это произошло после того, как в разгар наступления на Юго-Западном фронте командующим войсками МВО был издан приказ об отправке его на передовую. Недовольством запасных, среди которых было много эвакуированных на лечение и отдых фронтовиков, воспользовались большевистские агитаторы, при подстрекательстве которых полк взбунтовался. Для его усмирения по просьбе Нижегородского Совдепа из Москвы прибыла рота юнкеров Алексеевского военного училища и команда из чинов 56-го запасного полка. Тогда к мятежу присоединились другие полки гарнизона. 5 июля они разоружили юнкеров, заняли Дворец Свободы, в ходе столкновений были жестоко убиты трое юнкеров-алексеевцев: С. Страздин, Н. Фомин и И. Новик. Позднее их с воинскими почестями похоронят в Москве. Возглавив путч, большевики сформировали Временный исполнительный комитет из 36 членов с включением в его состав представителей Советов, гарнизона и 11 ведущих функционеров РСДРП(б), включая С. Акимова, Я. Воробьева, А. Костина, Е. Козина, Н. Федоровского. Для вооружения боевых дружин из арсенала было взято 900 винтовок.

Для ликвидации мятежа в Нижний прибыл экспедиционный отряд под начальством командующего округом А. Верховского с пехотой, артиллерией, кавалерией и тремя броневиками. Нарушители присяги были разоружены, свыше 100 солдат арестовано, 9 зачинщиков отправлены в Бутырскую тюрьму. Однако в отличие от столицы, где прошли аресты ряда большевистских лидеров, включая Л.Троцкого, заключенного в «Кресты» (Ленин и Зиновьев бежали в Финляндию, был прекращен выпуск главной подстрекательской газеты «Правда»), в Нижнем ничего подобного не случилось. Лидеры окружкома и Военной организации РСДРП(б) остались на свободе, редакцию «Интернационала» не тронули, и его издание продолжилось. Новый начальник гарнизона прапорщик Б.Н. Змиев ограничился строгой риторикой и даже не смог вернуть в арсенал похищенные винтовки, которые были спрятаны большевистскими боевиками до лучших времен.

Лето 1917 г. отмечено резким падением влияния правоцентристских партий, прежде всего конституционных демократов. Июльские события резко ослабили их позиции. На пост губернского комиссара 25 июля вместо кадета П. Демидова был избран эсер М. Сумгин. В губисполкоме, разросшемся почти до двухсот членов, теперь доминировали эсеры и др. социалисты, так что он, по сути, превратился в «бессильный придаток Советов». Тогда же кадеты утратили и контроль над городской Думой, хотя и опередив на выборах 19 июля большевиков, меньшевиков, трудовиков и сионистов, но вчистую проиграв эсерам, чей представитель В. Ганчель стал городским головой.

Вооруженный захват власти, не смотря на пропагандистские увертки Ленина, оставался главной целью большевиков. Ее подтвердил и VI съезд РСДРП(б), открывшийся в Петрограде в конце июля. Проходивший без участия Ленина и Зиновьева, съезд наметил курс на вооруженное восстание и снял лозунг «Вся власть Советам». Нижегородскую губернию на нем представляли с правом решающего голоса Я. Воробьев (Канавино) и Д. Данилов (Сормово). «Интернационал» публиковал все материалы съезда. А вскоре нижегородские большевики развернули кампанию против решений Государственного совещания, состоявшегося в Москве по инициативе Временного правительства с целью консолидации общественных сил в условиях войны.

На московском совещании выступил Верховный главнокомандующий Русской Армии Л. Корнилов. Он обрисовал катастрофическую картину разложения войск и призвал к ужесточению дисциплины на фронте и в тылу. Перейдя от слов к делу, Л. Корнилов по согласованию с Керенским приказал выдвинуть 3-й конный корпус генерала Крымова к Петрограду. Войскам ставилась задача введения в столице военного положения, роспуска Советов, ареста большевиков. Однако Керенский почувствовал в этих мерах угрозу собственной власти и, объявив Корнилова «мятежником и изменником», издал приказ о его смещении. Главнокомандующий выполнить приказ отказался, и войска продолжили движение на Петроград. Спасаясь, Керенский обратился за помощью к большевикам. На пути 3-го конного корпуса были разобраны железнодорожные пути, участвующие в походе воинские части наводнили агитаторы. Выступление Л.Г. Корнилова потерпело неудачу, сам главковерх и поддержавшие его командующие фронтами и армиями были арестованы, газеты сообщили о самоубийстве генерала А.М. Крымова. Троцкий и др. большевики вышли из тюрем. На сентябрьских перевыборах в Советы они получили большинство и –  с согласия Временного правительства и под флагом борьбы с «корниловщиной» – начали формировать красную гвардию.

Поражение Корнилова окончательно подорвало позиции правоцентристских партий, прежде всего, конституционных демократов. Кадеты поддерживали программу Корнилова на Государственном совещании. И хотя после разрыва главковерха с А. Керенским они заняли сторону последнего, случившееся резко обострило их конфронтацию с «советскими» партиями и привело к окончательному вытеснению из структур власти.

В Нижнем Новгороде в составе временного ревкома, созданного в дни «корниловщины» и взявшего всю полноту власти в губернии, не нашлось места не только кадетам, но и органам Временного правительства. В ревком вошли представители социал-революционеров, социал-демократов (большевиков и меньшевиков), Бунда и др.  ультралевых, председателем был избран М. Сумгин.

Не смотря на усиление большевиков большинство в нижегородском Совдепе по-прежнему принадлежало эсерам и меньшевикам, выступавшим за относительное общественное согласие и достойный выход из войны. В Сормове организация ПСР насчитывала 7000 членов, в то время как численность организации РСДРП(б) здесь не превышала 600, а по всей губернии – 2900 чел. Газета РСДРП(м) «Жизнь» в номере от 8 сентября писала: «Поскольку в качестве влиятельной и организованной силы выступает буржуазия, постольку нелепо было бы поставить над нею крест… Власть будет и должна быть коалиционной».

Однако исход борьбы в конечном счете решила не народная поддержка, а вооруженная сила. Воспользовавшись поражением Л. Корнилова, большевики развернули кипучую деятельность по формированию красной гвардии. Под их руководством шло лихорадочное создание вооруженных отрядов  из числа большевизированных рабочих Канавина, Мызы, Молитовки, Сормова. К концу сентября эти отряды насчитывали до 600 бойцов. Боевые дружины возникли также в Выксе и Виле. Для агитации в войсках гарнизона в конце августа была образована военная организация РСДРП(б), выросшая к октябрю до 380 членов. В казармы запасных полков постоянно наведывались Г. Биткер, Б. Краевский, Н. Федоровский, А. Савельева и др. большевики, делавшие ставку на шкурные интересы солдат, их уклонение от воинского долга. Открытую пропаганду за создание красной гвардии и вербовку в нее вела газета «Интернационал».

Тем временем Ленин рвался к власти. Вопреки сопротивлению части членов ЦК (Каменев, Зиновьев) большевистский центр 10(23) октября принял резолюцию о восстании. Петроградский совдеп, возглавляемый Л. Троцким, своим решением от 16(29) октября создал военно-революционный комитет, который направил комиссаров в войсковые части и главные учреждения столицы. Под контроль Петросовета (т.е. большевиков) перешли вокзалы, телеграф, телефонная и электростанция и т.п.  В ночь с 25 на 26 октября произошли захват Зимнего дворца и арест министров Временного правительства. Министр-председатель А. Керенский бежал из Петрограда при содействии посольства США.

Москва оказала стойкое сопротивление. В течение недели в Первопрестольной шли упорные бои между красной гвардией и распропагандированными частями гарнизона, с одной стороны, и войсками Комитета общественной безопасности, с другой.

Нижегородские большевики также готовились к новому путчу. Для координации действий в Нижний прибыли эмиссары Московского областного бюро РСДРП(б) Г. Шкловский, Б. Краевский, И. Романов. Возвратившись из Москвы с новыми инструкциями, Шкловский на заседании губкома 18 октября сообщил о решениях ЦК РСДРП(б) от 10.10.1917 г. о восстании в Петрограде и поддержке его Московским партийным центром. При губкоме был создан штаб красной гвардии в составе М. Сергушева, Я. Воробьева и А. Писарева. Штабу подчинялись боевые дружины трех районов города. Красную гвардию Сормова возглавил М. Сергушев, Канавина – П. Кар, Мызы – П. Кринов, Молитовки – И. Квитковский. Боевики были вооружены винтовками новейшего образца. После получения телеграмм из Петрограда и Москвы о выступлениях большевиков Нижегородский губком на экстренном заседании 27 октября сформировал военно-революционный комитет. В его состав вошли большевики И. Романов (председатель), А. Костин, Я. Воробьев, Н. Федоровский, А. Писарев, А. Савельева, И. Богданов, И. Малов, И. Королев (секретарь) и 3 представителя гарнизона. Был разработан план захвата власти в городе.

Утром 28 октября по приказу ВРК отряды красногвардейцев из Канавина, Мызы и Сормова двинулись в центр и заняли кремль. К ним присоединились распропагандированные солдаты запасных полков. Одновременно красная гвардия захватывала Государственный банк, почтово-телеграфную контору, телефонную станцию, типографии и редакции ведущих газет. В войсковые части направлялись комиссары ВРК. Начальник гарнизона Б. Змиев был арестован. В ночь на 29 октября отряд боевиков под начальством Я. Воробьева посредством внезапного налета разоружил юнкеров подготовительного учебного батальона. Другой отряд, во главе с А. Костиным, захватил кремлевский арсенал.

Как отнеслись к столь бесцеремонному захвату власти политические противники большевиков, население города в целом? Центром сопротивления перевороту стала городская Дума. По получении первых известий из столицы здесь прошло экстренное заседание. Лидер нижегородских кадетов Г. Килевейн назвал переворот «непрощаемым преступлением против воли всей страны». Гласные Думы образовали «Комитет защиты революции» в составе 3 эсеров, 2 кадетов, 2 меньшевиков, 1 трудовика и 1 сиониста. Председателем комитета стал эсер В. Ганчель. В последующие дни комитет менял названия, принимал резолюции с осуждением «узурпаторов власти». Однако дальше грозной риторики его деятельность, фактически, не шла. Кадеты и социалисты оказались не готовы к решительным действиям, хотя возможности для силовых методов борьбы имелись. «Самым эффективным из них, – пишет историк Ф. Селезнев, – могло бы стать прямое вооруженное сопротивление, виду того, что даже 30 октября у солдатских масс гарнизона настроение было неопределенное, а кадеты имели свою военную секцию и пользовались поддержкой части офицеров, юнкеров и большинства студентов политехнического института». Еще большее влияние на солдат и офицеров гарнизона имела партия эсеров, располагавшая к тому же собственными боевыми дружинами. Но всем им не хватило воли и решимости – как в столицах, так и на местах.

Упования на скорые выборы в Учредительное Собрание, которое, мол, расставит все точки над «i» и сметет узурпаторов с политической сцены, выглядят, скорее, как оправдание того политического безволия. На выборах в УС, которые прошли в Нижегородской губернии 12-14 ноября, большевики действительно потерпели поражение, получив в среднем 23 процента голосов избирателей и вчистую проиграв социал-революционерам (54 проц.). В Нижнем Новгороде ленинцев оставили позади кадеты (38 проц.) и православно-консервативный блок «Христианское единение за Веру и Родину» (25 проц.), причем последний победил также в целом ряде уездных городов, не смотря на подчас активное, вплоть до силового, противодействие большевиков (Арзамас, Балахна, Горбатов, Лукоянов, Семенов).

Однако несмотря на народное волеизъявление, большевики не собирались сдавать власть. Летом 1918 г. придет конец и их временному союзу с левыми эсерами, после чего в России на десятилетия установится коммунистическая диктатура.

Уезды будут сопротивляться дольше. Для их покорения, как и по всей РСФСР, большевики создадут комитеты бедноты, вооружив их до зубов. Губернские ЧК возьмут на себя роль пожарных команд, их летучие отряды, состоящие в значительной мере из латышей, вооруженные пулеметами и пушками, будут метаться от одной волости к другой, арестами и расстрелами гася любые проявления народного недовольства. В помощь им создадут ЧК на местах – уездные, волостные, районные. Причины для недовольства были: грабежи в форме реквизиций, революционных налогов (часть награбленного в порядке самоснабжения делили между собой комбедовцы, чекисты и партфункционеры), произвол и насилия, гонения на Святую Церковь. Но все это – тема для отдельного разговора.

Станислав Смирнов, специально для «Арзамасских вестей».

Примечание. Более подробно события весны-осени 1917 г. в Нижегородской губернии описаны в недавно вышедшей в издательстве «Вертикаль. XXI век» книге «Революция 1917 года и Нижегородская губерния»: коллектив авторов, редактор-составитель С.А. Смирнов.

Похожие Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

« »