Антон Лукин : «За душу берет первая любовь и вымирающие деревни»

Дек 26 • Персона • 164 Просмотров • Комментариев к записи Антон Лукин : «За душу берет первая любовь и вымирающие деревни» нет

Наверное, это несправедливо, когда на этой странице публикуются интервью с чиновниками, политическими деятелями, предпринимателями…Сегодня мы вносим колорит в этот жанр и мой собеседник молодой писатель из Дивеево. Его творчество уже знакомо читателям «Арзамасских вестей». Антон Лукин родился и проживает в селе Дивеево. Окончил Дивеевскую среднюю школу, позже Ардатовский аграрный техникум, за плечами два года воинской службы. Служил Антон в городе Курске на родине Серафима Саровского, к мощам которого со всей страны верующий народ едет поклониться в село Дивеево. Автор десяти книг прозы. В 2012 году за рассказ «Жених из райцентра» – лауреат премии им. Андрея Платонова «Умное сердце». В 2012 году за книгу рассказов «Самый сильный в школе» – лауреат Всероссийской премии «Золотой Дельвиг». Лауреат «Российского писателя» за 2013 год в номинации «Новое имя». Гран-призер литературного конкурса «Хрустальный родник» –  2014 г. (г. Орёл). Так же в 2014 году вошел в длинный список литературной премии «Ясная поляна». Финалист международной Южно-Уральской премии 2015 г. (г. Челябинск). Финалист Корнейчуковской премии 2016 г. (г. Одесса). Победитель литературного конкурса «Мост дружбы» 2016-2017 (Россия – Беларусь). Финалист литературной премии В. П. Астафьева – 2017 г. Финалист Корнейчуковской премии 2017 г. (г. Одесса). С января 2015 года Член Союза писателей России.

-Антон Евгеньевич, творчество для Вас это профессия или увлечение?

-Если быть точным, то не то и не другое. Профессией это, безусловно, не назовешь, потому как, этим я не зарабатываю. Да и трудно сейчас заработать литературным трудом. Мало писателей, которые живут только на одни гонорары. Вот уже лет пять я работаю на Дивеевской птицефабрике в службе контроля. До этого трудился на стройке – в Нижнем Новгороде и в родном селе. То, что это увлечение, легкое и непостоянное я так не скажу. Это большой труд, без которого я уже сам себя не вижу.

-Можно ли сказать, что это наследственное? Были ли творческие родственники? Или Антон Лукин это и есть начало?

-Я не первый из нашей семьи кто пошел по литературной тропе. Мой отец, Михаил  Николаевич Малышев, писал добрые, поучительные сказки и рассказы для детей. Пробовал себя и в журналистской сфере. Рассказывал в статьях о тяжелых трудовых буднях сельского рабочего человека. Писал о доярках, комбайнерах, трактористах… Печатался во многих газетах Горьковской области. Работал внештатным корреспондентом в газете «Ударник» в Дивееве. В 1989 году переехал обратно в Саров. Пробовал издавать собственную газету «Детский мир», где был ее главным редактором. Последние годы жизни публиковался в Саровской газете «Новый город №». Этим летом в Москве в издательстве «Алтей» вышла наша совместная книга сказок «Добрые сказки», тиражом сорок тысяч экземпляров, и которая сейчас продается по всей стране. Любой желающий может приобрести ее через  интернет-магазин «Лабиринт». Мама моя в юные годы тоже пробовала писать. И тоже сказки. Даже публиковалась в районной и областных газетах.

-Выходит, что Лукин это псевдоним?

-Нет, это вовсе не псевдоним. Дело в том, что когда я был маленьким, мама с отцом расстались, и меня воспитал отчим, чью фамилию и отчество я теперь ношу. Есть два писателя, сын и отец – Малышев и Лукин. И пусть так будет.

-Что же было первым? Я не говорю об опубликованном, а написанном, так, для себя, пусть даже в стол?

-Это была сказка. Первая проба пера моя началась именно со сказок. И называлась она «Колючий камень». Ее я написал лет в восемь. Затем последовали еще несколько сказок и рассказов для детей. Но эта была, то ли детская игра, то ли забава. Скорее всего, работала моя детская фантазия. Сказки я пробовал выдумывать с бабушкой Зоей, когда та, рассказывала мне какую-нибудь историю. Скажем, про Колобка или же про Красную шапочку. Я коверкал сюжет, перемешивал всех героев в одну сказку и баба Зоя улыбаясь, помогала мне в этом. Помню это хорошо. В четырнадцать лет нашел в столе тетрадь со своими выдуманными историями и, переписав заново сказку «Колючий камень» послал ее в саровскую газету «Новый город №», где она и была опубликована. Именно публикация и сподвигла меня тогда продолжить сочинять этот непростой и очень интересный жанр. Я стал писать сказки и публиковаться в саровской газете. Лет в шестнадцать пробовал писать стихи, окунувшись с головой в поэзию серебряного века и сильно полюбив творчество Есенина. Но, как поэта я себя не вижу. Из трехсот написанных мной стихотворений, стихотворений пятнадцать-двадцать, которые можно оставить для большого круга читателей. Рассказы стал писать уже в армии и по сей день работаю в этом жанре.

-Мы почти коллеги и многие творческие нюансы знакомы, поэтому, задаю вопрос как бы от обывателя: зачем вся эти рассказы, чем продиктована потребность писать?

-Сейчас очень популярны фентези, научная фантастика, криминал и детективная женская проза. В детскую литературу пробиться очень и очень не просто, потому как много хороших детских писателей оставили нам свое большое богатство. И родители покупают малышам уже проверенные временем книги. Издательства это знают и переиздают классиков. Рассказы сейчас не актуальны. И совсем не интересны издателю. Пишу я о подростковой первой влюбленности и деревенскую прозу о простом работящем народе, чьи проблемы сейчас мало интересуют правительство. Работы в селах нет, школы закрываются, деревни вымирают. Это ни для кого не ново. А вот понять, разглядеть деревенского человека с его проблемами, с его открытой, иногда наивной, но чуткой душой никто не хочет. Ведь и в забытой всеми деревне живут люди. И именно из таких вот сел и выходят нередко большие самородки. Есть литераторы, которым главное как можно больше написать и по дороже продать свою рукопись. Но не думаю, что это и есть литература. Если бы этому методу придерживался Борис Пастернак, у нас бы сейчас не было романа «Доктор Живаго» и других выдающихся произведений, которые не раз переписывались Толстым, Шолоховым и другими замечательными писателями.

-Много ли написано до сегодняшнего дня? Надеюсь все это и опубликовано? И вообще, где публикуешься? В газетах? Много ли издано книг?

-На сегодняшний день издано десять книг прозы. И где-то в семь или восемь сборников вошли мои произведения. Написано немного. Три повести. Недописанный роман. И почти готовая пьеса. Это все, что из крупных произведений. А так, в основном все мое творчество составляют рассказы. Почти все, что написал, печатается в газетах и литературных журналах. Публиковались мои рассказы в таких периодических изданиях, как: «Наш современник», «Молодая гвардия», «Север», «Дальний восток», «Южная звезда», «Огни Кузбасса», «Огни над Бией», «Литературная учеба», «Алтай», «Лиterraтура», «Studio Д Антураж», «Великороссъ», «Наша молодежь», «Литературная газета», «День литературы», «Московский литератор», «Литературная Россия», «Земля Нижегородская», «Московский железнодорожник», «Пермский писатель», «Российский писатель» и многих других. Поддерживаю дружескую связь с вашей газетой «Арзамасские ВЕСТИ», чем очень Вам благодарен, и газетой «Павловский металлист».

-Знаю, что издание книг не дешево…Кто- то помогает в этом?

-Действительно, издать книгу в наше время может любой желающий и поэтому  сейчас много типографий и частных издательств, которые хотят на этом заработать. Первые четыре книги я издал в одной нижегородской типографии. Книга вышла в тонком переплете и малым тиражом за небольшую сумму. В 2011 году Александром Алексеевичем Ломтевым, который дружил с моим отцом, я был приглашен в город Саров на литературный семинар прозы, где познакомился с нижегородским писателем Виктором Федоровичем Карпенко. У него свое книжное издательство в Нижнем Новгороде. Называется оно «БИКАР». Там я издал еще четыре книги, тоже за свои деньги. Но Виктор Федорович сотрудничает со многими библиотеками области и почти весь тираж моих книг распродал. В итоги из пятисот экземпляров продали где-то четыреста тридцать книг. Вернул обратно деньги и книги мои теперь во многих библиотеках нашей области.

-Какой видится судьба печатной книги? Будет ли она вытеснена электронными носителями?

-Я думаю, этого не будет. По крайне мере на это надеюсь. Буквально на днях был в Москве, в метро люди разных возрастов читали книги. И это радует. Когда бываю в городе, всегда стараюсь зайти в книжный магазин. И никогда еще не встречал мало покупателей. Сейчас проходит много книжных ярмарок и фестивалей, детские библиотеки стараются привить детям любовь именно к печатной книге. Поэтому я верю, что судьба у книги очень долгая.

-Есть ли темы, о которых Антон Лукин может сказать это только мое? И вообще, какие темы берут за душу? Откуда сюжеты? Из жизни? Вымысел?

-Когда я пишу подростковую прозу о первой влюбленности, о дружбе, и даже о хулиганстве, без которого не может прожить не один мальчишка, то всегда окунаюсь в прошлое, в свое детство и юность. Многие сюжеты взяты именно оттуда. И книга для подростков «Антошка» наполовину вымысел, на половину, правда. Сейчас пишу рассказы из своего детства, где вымысла нет, а только литературный пересказ. Через годик, надеюсь, издать книгу с красочными иллюстрациями героев, с которыми я жил, с которыми дружил и общался. В газете «Арзамасские вести» публиковались четыре рассказа из этой серии «Бабушка Зоя», «Зимний праздник детства», «Дядя Вася» и «Рыбаки». Из более взрослой прозы, мне интересно писать именно о деревенской жизни, будь то смешные истории вроде рассказа «Бессонница», до грустных сюжетов, которых в жизни не мало. Где-то что-то увидишь, запишешь в телефон – фразу или даже целый диалог. Где-то выдумаешь и додумаешь сам – представишь, как именно это могло быть и почему. Но, как правило, если и беру что в рассказ из жизни, то имена героев всегда меняю. Мало ли таких Григориев Бурлаковых, у которых была белая горячка, и те в беспамятстве кочергой разнесли весь дом.

-Есть ли любимые рассказы? Те, которые вызывают гордость, или которые дались, что называется «потом и кровью», что их процесс создания запомнился навсегда?

-Рассказы, написанные последние года два-три по литературному слову, по сюжету, и, по написанию, нравятся. Возвращаясь к более ранним рассказам, встречаю моменты, где есть что подправить, исправить, добавить. Это на самом деле не плохо. Опыта становится больше, слабые места ощущаются лучше. Если когда-нибудь буду издавать сборник рассказов, очень многое подредактирую.

Как вообще идет работа? Ночью, днем? От руки, на компьютере? Много ли приходится править? Или все на одном дыхании?

-Раньше, в основном, работал поздним вечером, ночью или ранним утром. Но сейчас пишу и днем тоже. Если нахожусь дома, то пишу на компьютере. Но много чего написано и от руки. Небольшая повесть «Поверить в чудо» написана именно ручкой. Правки много. Если рассказ даже и был написан на одном дыхании, то все равно исправления будет не мало. Как правило, после того, как рассказ написан, я даю ему отлежаться с неделю, и только потом возвращаюсь к нему со свежими мыслями и нахожу много чего лишнего. В основном, многое убирается, чем добавляется что-то новое.

-Не секрет, что ныне духовность в литературе подменяется на дешевые сюжеты (это быстрее продается) с элементами криминала или мистики… Есть надежда, что все изданное найдет своего читателя?

-Безусловно, каждому писателю хочется, чтобы его издавали и читали. Без этого никуда. Но именно работать, что требует рынок, я не хочу. Уверен, что у меня уже есть круг читателей. Где, благодаря вашей газете, где интернету и другим литературным журналам. И если меня читают и мои рассказы нравятся, хотя бы полста читателям, это говорит о том, что я уже не напрасно трачу время. А вырастит ли количество читателей, жизнь покажет. У каждого свои вкусы и интересы. И каждый читатель в итоге находит своего автора. До недавнего времени я ничего не знал о творчестве Сергея Довлатова, Александра Вампилова и Бориса Рыжего. Теперь рад, что открыл для себя такого писателя, такого драматурга и такого поэта.

-Что Вы любите читать?

-Если брать из классиков, то это Валентин Распутин, Вадим Рыжаков, Василий Белов, Василий Шукшин, Семен Шуртаков, Федор Абрамов, Виктор Астафьев, Юрий Казаков, Максим Горький, Иван Тургенев, Александр Куприн… Из современных авторов мне интересна поэзия моего земляка Михаила Тимонина, Василия Попова из Ангарска, Дмитрия Терентьева из Нижнего Новгорода, Екатерины Кириловой из Санкт-Петербурга, Алены Сократовой из Ульяновска, Анастасии Орловой из Ярославля. Нравится проза Ивана Чуркина, Владимира Пронского, Андрея Тимофеева, Светланы Замлеловой, Елены Перепелкиной, Алены Белоусенко, Ирины Дружаевой…

-В «Арзамасских вестях» было немало творческих публикаций, но ни одного чисто журналистского материала. К журналистике душа не лежит? Или в Дивеево нет проблем и соответственно нет ничего такого, что хотелось бы изменить?

-Как мне кажется, человек должен заниматься одним делом. К журналистике нет, душа не лежит. Если работать, совершенствоваться и расти то, как писатель, и в том направление, которое я уже для себя выбрал. А в Дивееве проблем не мало. Как впрочем, и везде.

-Над чем идет работа сейчас? Какие творческие планы?

-В данный момент заканчиваю пьесу и возвращаюсь к написанию романа. Творческие планы?.. Пробовать свои силы в более крупной формы прозы.

Беседу вел Александр Андронюк

 

 

Цитата в тему

Писать — это особый способ разговаривать: говоришь, и тебя не перебивают. Ж. Ренар

 

 

 

Похожие Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

« »