Смертельные лабиринты

Апр 2 • Расследования • 86 Просмотров • Комментариев к записи Смертельные лабиринты нет

Торговые центры специально так строят, чтобы из них было трудно выйти
На второй день после трагедии в Кемерове в Симферополе эвакуировали крупнейший, размером в три футбольных поля, гипермаркет «Меганом». Учебная тревога. Говорят, всё прошло успешно, но верится с трудом. В гигантском многоэтажном здании всего два выхода. А внутри практически никаких указателей. Говорили, что это временно, пока идёт ремонт. Но работы идут второй год. А люди рискуют. Посетители – жизнью, а собственники – свободой и деньгами. И так – по всей России. Будет ли по-другому?
В Москве есть по крайней мере один образцово-показательный пример, как следует перестраивать промышленные объекты под торгово-развлекательные. Это «Рубин», бывший телезавод, обустроенный вместо легендарной «Горбушки». Широченные лестницы. Множество выходов во все стороны, в том числе и во двор. Ни одна дверь не заперта. Но «Рубин» перестраивали в те времена, когда подобное было в диковинку – открыли комплекс в 2001 году. И выполняли все нормативы, даже не помышляя о том, чтобы сэкономить. Массовая перепланировка промзон под торговые моллы началась несколькими годами позже. Вот тут-то и начались манипуляции.
Идеальный молл – изба без окон и дверей
Американец Виктор Грюн, разрабатывая в 50-х годах проект первого в мире торгового молла, ставил перед собой несколько ключевых задач. Во-первых, попадая внутрь торгового комплекса, человек должен был испытать эффект, позже названный «переносом Грюна»: потерять способность здраво и рационально мыслить. Зачем? Чтобы истратить как можно больше денег на то, что не вполне нужно. Во-вторых, покупатель непременно должен был «потеряться» в более комфортном для него мире, нежели реальный. Лишние входы и выходы при этом, понятно, вредны, равно как и указатели. В подавляющем большинстве торговых комплексов вы их не увидите. Когда в конце 70-х годов в Иркутске, вдохновившись проектами Грюна, взялись строить один из первых в СССР торговых комплексов, архитектурный проект предполагал порядка шести или семи входов и выходов. И этот проект утвердили. Но вмешались пожарники, разъяснив, что подобный подход может привести к большой беде. И тогда архитекторы «переосмыслили» проект, отказавшись от первоначальных идей Грюна и разместив входы и выходы по всему периметру огромного здания, лишив его, таким образом, ключевой, с точки зрения американцев, особенности – в нём было совершенно невозможно потеряться. Повсюду входы и выходы, причём весь нижний ярус застеклён – вразрез с тем, чему учил Грюн. А в нулевые годы в России неожиданно выяснилось, что можно не только строить новые моллы, но и переделывать под них промышленные зоны, в которых к тому времени уже ничего не производилось. Таковых по всей стране было немало – вот и сгоревшая «Зимняя вишня» в советские годы была кондитерской фабрикой. Теоретически у каждого входа в торговый комплекс должен быть вывешен план здания. Но, как показывают исследования американцев, эти схемы и чертежи рассчитываются таким образом, чтобы посетитель, потратив на их изучение максимум 22 секунды, отошёл от них, ничего не поняв. А смысл этой манипуляции в том, что посетитель должен блуждать по торговым залам в полнейшей рассеянности. И видеть перед собой закрытое пространство без каких-либо отличительных черт. Вот, кстати: окон в торговом центре, как учил великий Грюн, не должно быть в принципе. Идеальный молл – монолитное здание без окон и с минимумом дверей. Попав внутрь сказки, покупатель не должен отвлекаться на виды реального мира. Сгоревшая «Зимняя вишня» была почти идеальным торговым центром. Вот только один значительный штришок: разрабатывая проект идеальной торговой площади, американец Грюн не планировал внутри никаких детских развлекательных центров. И сегодня в Европе категорически запрещено размещать в крупных моллах детские развлекательные объекты. Но уж нам-то европейцы не указ.
За вход рубль, за выход – два
Опыт аналогичных катастроф, предшествовавших трагедии «Зимней вишни», показывает, что, как правило, даже самое невнятное расположение входов и выходов, как бы это цинично ни прозвучало, в конечном итоге не приводит к значительным жертвам. Давайте-ка вспомним: первый такой крупный пожар произошёл во Владивостоке в январе 2006 года, в здании Промстройниипроекта. Люди падали на землю из окон, а запасной выход и лестница были наглухо заблокированы. А погибло всего девять человек. Далее: пожар в Уфе, в торговом центре «Европа», в январе 2011 года. Выгорела тысяча квадратных метров площади, здание было полностью разрушено. И всего две жертвы. В мае того же года в Самаре сгорел магазин «Кооператор» – пятеро погибших. Казань, торговый центр «Адмирал», ровно два года назад. Выгорело дотла 4 тыс. квадратных метров площади, столб дыма был виден из самых отдалённых районов города. И – 19 погибших. Таким образом, разъясняют эксперты, даже при самом неблагоприятном стечении обстоятельств, принимая в расчёт закрытые и отсутствующие входы и выходы и нерасторопность менеджеров, человеческих жертв при пожаре ТЦ всё равно не может быть слишком много, как в «Зимней вишне». Впрочем, и там могли погибнуть примерно два десятка человек, не больше, если бы двери кинозала номер два кто-то не закрыл на ключ. Между тем, как выясняется, решить проблему входов и выходов в торговые центры не так-то и просто. Дело в том, что правила антитеррористической безопасности диктуют необходимость затруднить беспрепятственный вход в помещение. Отсюда – металлические рамки и даже, как выясняется, двери-вертушки. Но есть и другие правила – защиты от воров. Эти правила заставляют закрывать все «лишние» выходы, вообще максимально затруднять возможность покинуть торговые залы. Выходит, те, кто внутри, заранее обречены толпиться в проходах в случае неожиданной эвакуации. Можно, конечно, поступить, как иркутские архитекторы в конце 70-х, но тогда невозможно будет бороться ни с террористами, ни с ворами. Замкнутый круг?
Спустить с небес на землю
Впрочем, кое-что всё-таки можно предпринять, чтобы в следующий раз жертв было как можно меньше. Скажем, перенести детские развлекательные секции с последних этажей на первый. Так и родителям будет удобнее: оставил чадо вблизи от безопасного выхода, а сам – наверх, бродить по торговым лабиринтам. Но сегодня в России около 600 торговых центров, в которых детские секции расположены наверху. Многие ли владельцы захотят потратиться на перепланировку? Целесообразно было бы и кинотеатры спустить с чётвёртого этажа на первый, но ведь и это также потребует капиталовложений, а наши собственники привыкли экономить. Но самое главное, что следует сделать непременно, – разработать и принять универсальные правила строительства торговых центров. Их, как выясняется, в нашей стране нет. Проблем добавляет и то, что в России нет типового архитектурного проекта ТЦ, как, например, в Германии, – у каждого застройщика он индивидуальный. Потому-то и невозможно говорить о каких-то единых нормативах.
Нет единого подхода и у тех, кто осуществляет противопожарный надзор. Как правило, и строительный надзор, курирующий застройщиков и подчиняющийся, как правило, муниципальным властям, и государственный пожарный надзор, контролирующий ввод новостройки в эксплуатацию и находящийся в ведении МЧС, не согласовывают свои требования и проверяют, по сути, не сам объект как таковой, а лишь проектную документацию. При таком раскладе обезопасить здание от пожара до того, как туда попадут покупатели, едва ли возможно. Таким образом, несложно предположить, что пожар в «Зимней вишне», увы, не станет последним.
КСТАТИ
В стране кризис, застройщики вынуждены экономить – впрочем, эти найдут возможность сэкономить даже в том случае, если наша экономика снова переживёт бум. Тем не менее в ситуации, когда банки грозят прикрыть кредитные линии, собственнику приходится выкручиваться – менять оригинальные материалы на более дешёвые, манкировать монтажом противопожарной системы, перекладывая эту головную боль на тех, кто будет здание эксплуатировать. Затраты на пожарную сигнализацию обычно составляют менее 1% от стоимости строительства, но тем не менее это большие деньги – как не сэкономить? Нередко строители не заканчивают и пусконаладочные работы – здания сдают в эксплуатацию с частично работающей пожарной сигнализацией. А как же проверяющие? – спросите вы. А так: если строительный контроль подписал документацию, то и пожарные вслед примут объект.
Влад Крымский,www.versia.ru

Похожие Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

« »