ОТ ПОБЕДЫ ДО СПУТНИКА

Апр 19 • Трибуна читателя • 231 Просмотров • Комментариев к записи ОТ ПОБЕДЫ ДО СПУТНИКА нет

Временные рамки нашей очередной статьи, 1945 – 1957 годы, значимы и для нашего города, и для всей страны. Для страны это было время грандиозного рывка, в результате которого удалось не только восстановить разрушенное войной хозяйство, но и выиграть первый этап космической гонки. Для Арзамаса это была пора резкого роста социального и промышленного потенциала, нашедшего логичное выражение в существовании с 1954 по 1957 год Арзамасской области.
Неудивительно, что и в истории Арзамасского хлебокомбината эти годы стали особенными. На них пришлась настоящая революция не только в технологии выпечки хлеба, но и в социальном положении самих хлебопеков.9 мая 1945 года комбинат встретил под руководством Ивана Павловича Егорова. Как и предыдущие директора, он начинал свою карьеру в органах советской власти (секретарь Радушинского сельсовета Гарской волости Арзамасского уезда в 1922 году), однако на хлебозаводе работал с самого начала и в годы войны был уже заведующим пекарней. Следующие пять лет комбинат проработает под его началом, в 1950 году И.П. Егоров будет избран депутатом городского совета и станет членом его торговой комиссии. Заведующим производством снова стал демобилизованный М.В. Петров, который проработает на этой должности чуть меньше и встретит 50-е годы грозой бракоделов – бракером. Большую роль в изменении облика комбината сыграли также механик П.А. Пучков (он отвечал за революционную механизацию предприятия) и председатель заводского комитета З.П. Гусакова (ее задачей было улучшение положения работников предприятия). С 1951 года директором хлебокомбината становится Семен Павлович Линник – человек, не только успешно завершивший модернизацию предприятия, но и придавший ему облик, близкий к со-временному. Строительство существующего хлебозавода на улице Калинина, создание собственного жилищного фонда, появление подшефного детского сада и даже традиция отмечать юбилей предприятия (впервые – 40 лет в 1978 году) – далеко не полный перечень его заслуг. Произошли и другие перемены. Вместо должности заведующего производством была введена должность главного инженера, которую заняла Е.И. Кудрявцева. Зав. пекарней стала Л.И Бородавкина. Обе женщины выдержали в годы войны нелегкий труд в должности бригадира.
В развитии производства очень заметной была роль ветеранов-фронтовиков. Д.В. Калинин возглавил профсоюзный комитет. Ему пришлось несладко – первые 4,5 месяца его работы профсоюзная конференция даже оценила на «неудовлетворительно». Однако в дальнейшем профсоюз станет действенным инструментом улуч-шения положения и быта хлебопеков. Оплата больничных, выдача материальной помощи, санаторное лечение, отдых детей, помощь детскому саду и, главное, – распределение вводящегося в строй жилья к концу описываемого периода стали прерогативой профсоюзной организации. А.Д. Леонтьев создал в пекарне экспериментальную бригаду всего из троих работников, которые благодаря освоению смежных профессий добились плановых показателей при штатной численности бригады в 11 человек. И хотя этот путь не подходил для освоения всем хлебокомбинатом (так как требовал подбора в бригаду только молодых мужчин, владеющих всеми специальностями), он подтолкнул руководство к мысли о необходимости расширения специализации работников. Эта задача была всерьез поставлена и выполнена уже при С.П. Линнике.
В послевоенное время существенно изменилась технологическая база предприятия. На хлебозаводе в бывшей Рождественской церкви не только запустили многострадальную печь ХПК, но и построили новые, типа ФТЛ-2. Эта печь, сконструированная лауреатами сталинской премии Краснопевцевым и Лавровым, относилась к люлечно-подиковому типу и позволяла регулировать время движения подвешенных к бесконечной ленте подов в интервале от 10 до 80 минут в зависимости от температуры печи и характеристик теста при суточной производительности в 15 тонн. Другой новинкой стали тестомесильные машины «Эбергард» и «Аскания», мукопросеивательный агрегат «Пионер», тестоделительная машина для бараночного производства. В 1956 году производственные площади хлебозавода были увеличены за счет пристроя, позволившего разместить новые печи и нарастить суточное производство еще на 15 тонн. Пекарни №№ 2 и 4 были закрыты и не восстанавливались. Предложение приспособить их для дрожжеварения принято не было, и в документах хлебозавода они более не упоминаются. Пекарни №№ 1 и 3, напротив, стали перестраивать и модернизировать. Непосредственно после войны работала пекарня № 1 в бывшем Спасском монастыре. Шесть печей по-прежнему позволяли выпускать до 10 тонн хлеба в сутки. Пекарня же № 3 встала на длительную модернизацию, кото-рая завершилась к началу 50-х, что позволило попрощаться с обветшавшим и темным зданием пекарни № 1, наконец-то закрытой и превращенной в общежитие. В итоге с 1950 по 1970 год в составе Арзамасского хлебокомбината стабильно имелось два работающих предприятия – хлебозавод и механизированная пекарня.
Технологическая революция сопровождалась болезнями роста. Если помещение хлебозавода позволяло устанавливать ленточные транспортеры, связывавшие между собой различные агрегаты, то на пекарнях они обслуживались отдельно. Так, тестомесам приходилось вручную поднимать мешки с мукой на уровень второго этажа для того, чтобы загрузить ее в мукопросеивательный агрегат. Непростым де-лом оказалось освоение бараночного агрегата. Много лет не удавалось наладить его работу, но к концу 50-х на него ставили уже учеников. Проблемы возникали и с печами. Несмотря на заверения создателей, ФТЛ-2 оказались капризными в работе и давали ощутимый перерасход топлива. Немало нареканий в свой адрес пришлось выслушать по этому поводу механику комбината П.А. Пучкову, но и с этой проблемой, в конце концов, успешно справились. Дело оказалось не только в технике. Успех приходил по мере повышения уровня подготовки работников. В конце 40-х повысить его было не так просто, так как все профессиональные курсы были рассчитаны на выпускников школы-семилетки, а большинство работников имели лишь начальное образование. Формально и к концу 50-х на предприятии был всего один человек с высшим образованием (главбух) и четверо имели за плечами техникум (из них только двое – по технологии пищевой промышленности). Решающую роль сыграла налаженная заво-дским комитетом техническая учеба на самом предприятии, охватывавшая 40-50 человек единовременно. При этом механизация предприятия, с одной стороны, приводила к сокращению персонала, а с другой стороны, ввод в действие новых печей и агрегатов, расширение ассортимента, появление собственного транспорта приводили к тому, что общая численность работников оставалась стабильной (в 1946 году на комбинате работало 183 человека, а в 1957 – 180). Текучка при этом была ощутимой – за год сменялось около 40 человек, то есть более пятой части коллектива. Причин тому было не мало, и не последнюю роль играли дисциплинарные проступки. Особенно тяжелое положение сложилось в 1947 году после отмены карточной системы. Это не угрожало тем, кто имел работу, но безработные буквально оказались на гра-ни голода. Тяжело пришлось и хлебопекам – закончив смену, они уже нигде не мог-ли купить хлеба. Стали фиксироваться случаи воровства. Результатом стала настоящая акция устрашения, проведенная городскими властями. Трое работников комби-ната, задержанные на проходной с единственной буханкой хлеба, были приговорены к году исправительных работ, а еще один – к семи годам лагерей.
Важными событиями в жизни хлебокомбината были технические и потребительские конференции. Первая крупная техническая конференция работников предприятия прошла 29 мая 1946 года. Самым ярким было выступление бригадира Якшеневой, которая без прикрас описала будни хлебопека. Бригада Якшеневой в со-ставе 11 человек работала с 16.00 до 8.00 следующего дня. План выработки для нее составлял 5,5 тонн или 500 кг на человека. Мощность печи позволяла дать и 6 тонн, но для более стабильной работы пришлось снять часть люлек и на этом потерять в выходе. Поэтому в состав бригады формально нельзя было включить кочегара, хотя он и выходил в смену вместе со всеми. Не всегда хлебопекам помогала уборщица – ее могли отправить с документами в качестве курьера или даже на колку дров. Более того, не всегда знала бригадир, с кем ей сегодня придется работать, – руководство нередко через ее голову меняло состав бригады. Отступления от технологии хлебо-пеки, по словам Якшеневой, допускали не по своей воле. Они вызывались либо использованием муки местного, а не горьковского размола (более влажной), либо падением температуры печей, что при использовании дров и торфа случалось часто.
Потребительские конференции расставляли акценты иначе. Здесь обсуждалось, прежде всего, качество и товарный вид изделий. На них приглашались и специалисты, и простые покупатели. На конференции 1 мая 1949 года сравнивали изделия арзамасских и горьковских хлебопеков. Высоких оценок удостоилась арзамас-ская сдоба (прежде всего, венская) и баранки. При этом было отмечено, что порча внешнего вида изделий в торговой сети связана практически исключительно с отсутствием у комбината собственного транспорта (который появится в 50-е годы). В качестве недостатков отмечались повышенная кислотность хлеба (что эксперты связывали с использованием жидких дрожжей вместо прессованных) и небольшой ассортимент (всего 16 наименований). Критика в те времена была важным стимулом к действию. К 1954-му году ассортимент насчитывал уже 24 наименования, а средняя оценка продукции в баллах стабильно превышала 95. Однако мнение потребителей менялось медленнее ассортимента. Так, по итогам промышленной выставки 1954 года областная газета «Арзамасская правда» безапелляционно упрекнула хлебокомбинат в том, что предложенный ассортимент шире, нежели тот, что можно встретить на прилавке. Ответом стал новый ассортимент из более чем сорока позиций уже в 1956-м году.
И если уж говорить об ассортименте, то нельзя обойти вниманием одно событие весны 1950 года. Тогда на завод пришла рецептура изделия под названием «Кекс “Весенний”», которое во всех остальных документах именовалось так, как мы к этому привыкли – куличом. Это было довольно неожиданно, так как выпечка кулича предполагала его использование в культовых целях, а советское государство хоть и пошло на компромисс с церковью, вовсе не спешило отказываться от атеистической идеологии и уж тем более возвращать все отобранные храмы. Тем не менее, особым приказом от 30 марта трест «Росглавхлеб» дополнительно напоминал комбинату о недопустимости брака или любого несоответствия выпекаемых куличей ГОСТу. Девять лет назад так относились к выпуску сухарей для РККА, теперь – куличей для верующих советских людей.
Алексей Исаков, Кандидат философских наук, доцент кафедры истории и обществознания историко-филологического факультета Арзамасского филиала Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского

Похожие Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

« »