Заключенные Сарлага, прославленные и не прославленные во святых

Сен 6 • Расследования • 382 Просмотров • Комментариев к записи Заключенные Сарлага, прославленные и не прославленные во святых нет

В 1931 году возник Саровский особый карантинный лагерь ОГПУ – Сарлаг, затем преобразованный в Саровский ИТЛ. В свое время преподобный Серафим повторил подвиги древних святых. Затвор, молчальничество… Не это ли было и теперь? Затвор – тюремная камера, молчальничество – запрет открытого исповедания веры.

С Ним везде хорошо

Преподобномученик Игнатий (в миру Александр Александрович Лебедев, 1884 – 1938) в 1935-1936 годы стал узником Сарова.

Прежде он был наместником Высокопетровского монастыря г. Москвы. В 1934 году священноначалие под давлением НКВД запретило схиархимандриту Игнатию прием народа в церкви, и его отправили на покой. В 1935 году его арестовали и заключили в Бутырскую тюрьму. Врачи освидетельствовали о. Игнатия: «Страдает органическим поражением центральной нервной системы в форме энцефалита, выражающемся в скованности, резкой заторможенности движений, маскообразности и затруднении речи… По своему физическому состоянию к труду не годен». Однако Особое Совещание при НКВД приговорило больного схиархимандрита Игнатия к пяти годам заключения в Саровский ИТЛ.

Оттуда он писал духовным детям: «Наконец, после долгого странствования, я на месте, которое указал нам Господь: я в Сарове, в стенах бывшей обители! Слава Богу за все случившееся – это одно можем сказать! С Ним везде хорошо, и на Фаворе, и на Голгофе!»

В 1936 году о. Игнатия перевели в лагерь для инвалидов неподалеку от г. Алатыря. Духовным чадам он со слезами завещал: «Господа надо любить всем сердцем, Господь должен быть на первом месте, от веры не отрекаться»; «Господь всех краше, всех слаще, всех дороже, спасение в ваших руках – пользуйтесь, пока возможно…»

Схиархимандрит Игнатий умер в тюремном лазарете. Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских в 2000 году.

Тюрьма как духовная школа

Архимандрит Варсонофий (в миру Василий Григорьевич Юрченко, 1880 – 1954) отбывал в Сарлаге пятилетний срок.

Впервые он был арестован еще в 1920 году, сидел в душных сырых помещениях, где, по собственному его рассказу, ряса истлела от сырости, а насекомые, донимавшие заключенных, были в таком количестве, что их приходилось сгребать, как мусор. Было несколько арестов о. Варсонофия, открытый судебный процесс, сфабрикованное дело, тюрьма, лишение права выезда. Но он всегда оставался добрым пастырем и твердым противником обновленческого раскола.

После ареста в 1931 году прп. Варсонофия подвергали многим пыткам. Более всего практиковалось многосуточное лишение сна: по пять, десять и более суток подряд, на ногах или сидя под наблюдением сменяющихся часовых. Священника лишали передач, избивали, держали в мучительных одиночках, в неимоверной тесноте, почти герметически закрытых в летнее время камерах или в холоде; лишали пищи, а потом сытно кормили и не давали пить, инсценировали расстрелы…

Архимандрит Варсонофий провел десять лет в лагерях: Темниковских, Алатырских и на Колыме.В Сарлаге он принципиально отказывался от всякой работы в воскресные и праздничные дни, не давал изменить свой внешний вид. Только насилием с побоями его остригали и сбривали ему бороду.

В Сарове за совершение молитвы и проповеди преподобный был избит до полусмерти. Из воспоминаний о. Павла, келейника о. Варсонофия: «В концлагере в Сарове, когда о. Варсонофия избитого оставили в сарае в 50-градусный мороз, Господь сподобил великой милости, внутреннего духовного озарения, утешая и согревая его. Вспоминая это, о. Варсонофий говорил: «Господь сохранил мне жизнь, чтобы многих привести ко спасению». Несмотря на все это, преподобный к своему заключению относился как к духовной школе, без страха и с благодарностью Богу.

О. Варсонофия помещали в камеры отъявленных рецидивистов. Истинно христианское поведение этого человека часто укрощало и таких людей. Некоторые из них так привязались к нему, что потом искали, как бы связаться с ним. В камере он вел себя, как священник и монах. Невзирая на шум, крик, ругань, тяжелый дым табака, он часами простаивал на молитве с четками. Передачами делился со всеми. В лагерях о. Варсонофий никогда не унывал, находил друзей и многих утешал. Его одухотворенный, светлый внешний вид, ласковое обращение всегда привлекали к нему, и создавался круг верных, где все помогали друг другу, перенося трудности лагерной жизни.

В Сарове батюшка был накрыт и избит до полусмерти. К моменту выхода из лагеря он стал совершенно сгорбленным инвалидом на костылях. Трудно было узнать сравнительно еще не старого, стройного и высокого священника.

В конце 1930-х годов о. Варсонофий, уже полный инвалид, был осужден НКВД на новый срок заключения на Колыме. Он претерпел несколько месяцев тяжелой поездки в арестантских вагонах при 40-градусном морозе. На Камчатке сильно заболел. Состояние было таким, что его посчитали умершим и выбросили тело, а наутро нашли сидящим среди трупов. Сам о. Варсонофий об этом случае рассказывал следующее. Когда его выбросили на кучу мертвых тел, он был без сознания. Очнувшись, почувствовал тепло. Свет озарил ночное небо, явился Сам Христос, который протянул ему руку и сказал: «Дерзай, ты мне еще нужен на земле для проповеди Евангелия».

Архимандрит Варсонофий (Юрченко) был прославлен Украинской Православной Церквью в 2008 году как преподобноисповедник Херсонский.

Без доказательств вины

Немногое известно еще об одном прославленном во святых заключенном Сарлага, священномученике Михаиле Николаевиче Белюстине (1881 – 1937).

В начале 1930-х годов уполномоченный ОГПУ по Сонковскому району Калининской (ныне Тверской) области стал собирать сведения о священнике Михаиле Белюстине. Он вызывал к себе тех, кто мог дать показания, но получить их было нелегко – мало кто соглашался опорочить этого священника. По постановлению тройки ОГПУ о. Михаил был сослан в Саровский ИТЛ и пробыл тут с 1933 по 1935 годы.

После нового ареста в 1937 году был осужден тройкой НКВД «за проведение контрреволюционной агитации после возвращения из ссылки». Несмотря на то, что никаких доказательств вины не было, священника приговорили к расстрелу и через два дня приговор привели в исполнение.

Сщмч. Михаил Белюстин причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских в 2000 году.

Полгода в камере смертников

О Сарлаге оставил свои воспоминания архиепископ Ермоген (в миру Алексей Степанович Голубев, 1896 – 1978).

В 1926 году братия Киево-Печерской Лавры избрала архимандрита Ермогена своим настоятелем. В 1931 году Коллегией ГПУ УССР он был приговорен к расстрелу. Полгода архимандрит Ермоген провел в камере смертников. Там было небольшое окно, сквозь которое виднелось небо. Однажды, взглянув на стекло, он увидел в отражении, что стал седым. Расстрел заменили десятью годами лагерей.

Его ждал Сарлаг в Саровской пустыни. Три тысячи зеков, в большинстве инвалиды, трудились на лесозаготовках. Лес валили двуручной пилой, ее называли в шутку «дружбой». О. Ермоген заработал «активный туберкулез легких с упадком питания и порок сердца, но не унывал, не роптал, поддерживал собратий. Заключенные собирались на молитву, совершали богослужение, делились хлебом. В 1939 году о. Ермогена комиссовали и отправили в ссылку…

Расстрелян на Рождество

Немало скорбей выпало на долю священника Иоанна Михайловича Оточева (1879 – 1938), который два года отбывал наказание в Сарлаге.

В 1926 году его лишили избирательных прав, в 1930 – ложно обвинили в «умышленном уничтожении скота», но его оправдал суд. В конце 1932 года последовал новый арест. На этот раз обвинение предъявлялось по ст. 58-10 УК РСФСР (агитация против мероприятий властей в деревне, распространение слухов о скорой гибели советской власти). На допросах священник своей вины не признал.

В 1933 году тройкой при ПП ОГПУ Горьковского края о. Иоанн был осужден на пять лет лишения свободы. Освободился из заключения в Сарлаге в 1935 году. По воспоминаниям родственников, о. Иоанн был человеком сострадательным, много помогал ближним в голодные годы. По имеющимся сведениям, знакомые милиционеры предупреждали батюшку о предстоящем аресте, но он отказался скрываться, сказав, что службу и свою паству не оставит.

21 декабря 1937 года священник Иоанн Оточев был арестован. Тройкой НКВД по МАССР был приговорен к расстрелу. Приговор привели в исполнение 7 января 1938 года, в день празднования Рождества Христова.

«Христос принял за нас муки, и я за Него приму»

Священник Павел Игнатьевич Волокитин (1894 – 1937) находился в Саровском лагере с 1931 по 1933 год. Его всячески принуждали отказаться от веры, предлагали любые должности. После ареста о. Павла матушку с семью детьми выгнали из дома полуголыми, отобрав все. Семья ютилась в крошечной церковной сторожке.

В то время, как о. Павел трудился на лесоповале в Сарове, его дочери Екатерине в видении явился прп. Серафим Саровский. Он погладил ее по голове и сказал: «Не переживай, твой папа скоро придет». Действительно, священника через три года освободили, правда, ненадолго…

После освобождения о. Павел побывал в г. Грязи у брата и сестры – «изможденный, почти скелет, в лохмотьях одетый». Накормив, одев и обув его, они стали уговаривать «отречься от Христа и только в душе сохранять веру в Него». Родные говорили: «Ты посмотри, какая у тебя большая семья. Матушка вся больная». О. Павлу больно было это слушать. Он поднялся со стула и, уходя, уже в дверях, сказал: «Христос принял за нас муки, и я за Него приму». Дома он побыл с семьей совсем немного… О. Павла расстреляли в 1937 году…

Про жизнь мучеников хорошо сказал св. апостол Павел: «Нас почитают умершими, но вот, мы живы; нас наказывают, но мы не умираем; нас огорчают, а мы всегда радуемся; мы нищи, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем (2 Кор. 6, 9-10)».

Продолжение следует

http://pravsarov.su/content/publication/1350/6151.html

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

« »