Арзамасский полк встал на пути боевиков

Янв 26 • Расследования • 649 Просмотров • Комментариев к записи Арзамасский полк встал на пути боевиков нет

С началом русско-японской войны в России начали формироваться дополнительные войсковые части. Тогда-то, в декабре 1904 года, и был создан 307-й Арзамасский пехотный полк  – документы, всего два дела, хранятся в Российском государственном военно-историческом архиве (фонд 4961, опись 1). Он находился в резерве командования и просуществовал до окончания войны, расформирован летом 1906 года. Местом дислокации все полтора года являлся Нижний Новгород – знаменитые Красные казармы.

Создание 307-го  полка

Основу 307-го пехотного Арзамасского полка, который вошел в состав 77-й пехотной дивизии, составила кадровая рота Окского батальона нижегородской резервной бригады. 23 декабря 1904 года командиром был назначен полковник Александр Назарович Баталин. Ему 54 года. Кадровый военный. В тринадцать лет окончил Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище по 2 разряду, откуда выпущен с присвоением 4 сентября 1971 года чина прапорщик. В марте 1973-го  произведен в подпоручики, еще через пару лет – поручик. В русско-турецкой войне 1877-1878 годов участвует в чине штабс-капитана. 15 марта 1885 года очередное повышение – капитан. В составе 93-го пехотного Иркутского полка значится уже подполковником – чин был пожалован 1 января 1891 года. В дальнейшем служит штаб-офицером в Сухумском резервном батальоне. В 1903 году за отличия по службе Баталин произведен в полковники,  25 января 1904 года назначен командиром 233-го Сурского резервного батальона, а в   декабре ему поручено сформировать и возглавить 307-й пехотный Арзамасский полк. За верную службу был отмечен орденами св. Станислава и св. Анны 2-й и 3-й степени, св. Владимира 4-й степени.

Вновь создаваемый полк состоял из четырех батальонов, каждый из которых имел четыре роты. Унтер-офицерский и рядовой состав сформировали из призванных из запаса нижних чинов и новобранцев – общая численность 702 человека. Во главе батальонов и рот поставили штаб- и обер-офицеров из Окского резервного батальона и других частей. Это они, подполковники Н. Варгасов, С. Хаборский, Н. Капелькин, штабс- капитан П. Полозов, капитаны Ф. Христиани, Н. Шрейбер, поручик С. Антюков и другие, должны в кратчайшие сроки привести полк в боевую готовность. Уже в январе 1905 года формирование Арзамасского полка в основном было завершено. И, как оказалось, вовремя. Нет, полк не был отправлен на фронт. Ему нашлось дело в Нижегородской губернии.

 Смутное время

После событий 9 января 1905 года в Петербурге Россию начала захлестывать революционная смута, политические брожения, бунты,  мятежи, возмущения возникали  в городах и селах губернии. В этих сложных условиях оказание содействия гражданским властям в деле охраны общественного порядка было возложено на 307-й пехотный полк, так как другие части дивизии перебросили в другие регионы.

Летом в губернскую канцелярию одна за другой шли телеграммы о необходимости прислать солдат или казаков прибывшего весной 32-го Донского полка,  для охраны станции, мастерских,  нефтехранилища в Нижнем, Канавинской почтово-телеграфной конторы, склада оружия в Балахнинском уезде и т. д. и т. п. Губерния бурлит, подстрекаемая агитаторами и провокаторами. Где только полыхнет или нависнет угроза, туда срочно направлялись солдаты 307-го Арзамасского полка.

Вот лишь некоторые сообщения из жаркого лета 1905 года.

7 июля. В Сормово направлены две роты Арзамасского полка под начальством подполковника Капелькина; в воинские бараки на ярмарку – полурота с подполковником Хаборским; в  казенный винный склад – полурота с ротным командиром капитаном Васильевым; в манеже в готовности находятся две роты во главе со штабс-капитаном Карльсом, а в Красных казармах – три роты с подполковником Федоровым, в Балахну послана учебная команда из сорока нижних чинов под командою поручика Антюкова.

9 июля. На Молитовскую льнопрядильную мануфактуру послана рота Арзамасского полка и взвод казаков, которые взяли под контроль порядок на предприятии.  «Многие рабочие и служащие, – сообщал губернатору директор фабрики, – могли пострадать от действий революционной шайки и лиц, не принадлежащих к фабрике».

18 июля. В Сергачский уезд на смену 1-й роте отправлена 11-я рота Арзамасского полка для содействия гражданским властям в селе Черновском.

В следующие дни воинские команды 307-го полка направлены в   Васильсурск, в Сергачский уезд, в села Богородское Горбатовского уезда,  Лысково, Сормово.

Не принесла спокойствия и осень. Железные дороги охвачены забастовкой. К ней присоединяются заводы и фабрики. Из Арзамаса в Лукоянов послано 50 казаков.  2 ноября по роте 307-го полка находятся в Чукалах, Васильсурске, Бурнаковской пристани, а  в Сормове –  рота пехоты арзамасцев и полусотня казаков. 3 ноября в Горбатов с почтовым поездом послана 6-я рота Арзамасского полка под начальством штабс-капитана Шрейбера. 16 ноября биржевой комитет просит об охране судов Сормовского затона. 17 ноября из Нижнего в Княгинино направлена  рота Арзамасского полка во главе со штабс-капитанами Полозовым и Андреевым.

 

Мятеж

Меж тем в Москве большевиками подготавливались  события, которые 7 декабря приведут к вооруженному мятежу, и он охватит всю Россию.

Готовились и в Нижнем Новгороде: эсеры и социал-демократы вели агитационную и пропагандистскую работу среди рабочих, создавали  тайную боевую дружину, которая насчитывала в своих рядах более 300 человек. В распоряжении местного комитета РСДРП были три отряда: сормовский –  100 боевиков, канавинский вместе с молитовским – 60, городской – 50. Помимо этого в самом городе и Сормове сформировали две смешанные дружины из большевиков, меньшевиков и социалистов-революционеров. Располагали они и оружием. На Сормовском рынке, и даже на заводе, практически открыто шла торговля оружием. Гражданам предлагали «жертвовать» на оружие, о чем недвусмысленно сообщали расклеенные повсюду листовки. В цехах Сормовского завода рабочие изготавливали самодельное оружие и бомбы, а один токарь по заранее сделанным чертежам собрал самодельную пушку – в литейном цехе для нее отлили снаряды. Накануне мятежа сормовские боевики имели 500 винтовок и 30 бомб.

Организаторы беспорядков в Нижнем Новгороде, Сормове и Канавине воспользовались тем, что в это время в губернском городе оставалось не более роты пехотинцев Арзамасского полка, большая часть которого находилась в Сергачском, Васильсурском, Макарьевском и других уездах, и сотни казаков, а также немногочисленный личный состав запасной конноартиллерийской батареи.

12 декабря в 10 часов утра на Сормовском заводе начались беспорядки. На Соборной и Большой улицах произошли перестрелки с полицией. Весь день происходили стычки и перестрелки, в результате чего был убит городовой Романов и один казак, тяжело ранены полицейский Кимаев и несколько чинов 32-го Донского полка. Понесли потери и боевики.

Утром 13 декабря в Сормове возле училища имени императора Александра III были возведены баррикады. Около двух часов дня отряд городовых,  казаков и солдат предпринял атаку на баррикады, где засели порядка150 боевиков во главе с начальником сормовской дружины П. Мочаловым. Мятежники открыли огонь с баррикады и третьего этажа школы, был убит офицер 307-го Арзамасского полка и ранены несколько казаков. «Нижегородский листок» сообщил, что к вечеру в помещении часовни находилось 10 тел убитых, среди них казаки, рабочие, гимназист и женщина.

В ночь на 14 декабря в канцелярию сормовского полицейского пристава брошена бомба, взрывом ранен дежуривший околоточный надзиратель. Наутро к зданию Общественного собрания прибыл взвод артиллерии, у Дарьинского моста заняла позицию рота Арзамасского полка. Около 11 часов по баррикадам и зданию церковно-приходской школы, где засели бунтовщики, был открыт прицельный огонь из трехдюймовых пушек. После этого боевики стали разбегаться –  с сормовской боевой дружиной было покончено в этот же день. В результате мятежа в Сормове погибли 43 жителя, было разрушено 15 жилых домов.

Однако пыл боевиков это не охладило. В ночь на 15 декабря была брошена бомба в почтово-телеграфную контору, а утром боевики напали на полицейскую стражу Молитовской мануфактуры, убив двух стражников. В то же время мятежники захватили здания Московского вокзала и Башкировского училища, превратив их в опорные пункты мятежа.

14 декабря в Канавине около тысячи патриотически настроенных граждан, включая членов местного общества хоругвеносцев, провели манифестацию с белым флагом и портретом государя, требуя восстановления законности и порядка. По ним со стороны взбунтовавшихся была открыта стрельба из револьверов –  погибли мужчина и женщина.

Патриотическая дружина

В сложившейся обстановке губернатор К. Фредерикс принял решение удовлетворить просьбу союза «Белое знамя» о формировании «Патриотической дружины» и попросил начальника 77-й дивизии генерал-майора А. Лебедева выделить для вооружения добровольцев 450 винтовок и 12 тысяч  патронов. В отряд влилось около 300 человек, в том числе крестьяне Печерской слободы. Во главе дружины встали подполковник Арзамасского полка С. Хаборский, отставной подполковник В. Мошкин и помощник полицмейстера С. Балабанов. Для обучения назначили двух офицеров 307-го полка. Часть дружины – 110 человек – под начальством пристава К. Де-Бура участвовала в охране здания вокзала и полотна железной дороги.

16 декабря мятеж был подавлен. Тем не менее, под Новый, 1906 год, в Нижнем Новгороде и Сормове были введены дополнительные меры безопасности. Губерния была объявлена на «положении чрезвычайной охраны», на улицах ввели комендантский час, запрещалось передвигаться группами более двух человек, был закрыт доступ в окрестные леса. Все легальные и нелегальные организации рабочих по распоряжению губернатора были закрыты. Вплоть до Рождества шли аресты и обыски, всего было задержано около 300 человек. Однако главному сормовскому террористу Мочалову удалось сбежать.

После подавления мятежа Сормовский завод объявил о временном прекращении работы и увольнении всех рабочих. Только 12 января  1906 года предприятие объявило о новом наборе рабочих. При этом были введены жесткие требования и ограничения: неблагонадежных, замеченных в уличных беспорядках, не брали, некоторых тут же арестовывали.

В 1977 году на боковой стене бывшей церковно-приходской школы в память о восставших сормовских рабочих установили горельеф «Школа баррикад». На нем изображены Мочалов и его соратники. О погибших солдатах и офицерах 307-го Арзамасского полка, казаках и полицейских при этом не вспоминали.

Вячеслав Панкратов( на снимке)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

« »